Афганская война
Английская версия
О сервере Выпуски Форум Контакты Наши друзья

Вернуться к списку новостей рубрики

Безнасилование

О том, как не дать по физиономии ближнему своему, даже если кажется, что другого выхода нет, корреспондент «Нашей Версии на Неве» узнал на специализированном тренинге, посвящённом феномену мужского насилия в семье. Нетрадиционную по российским понятиям тему затронули петербургские психологи: вот уже более двух месяцев в стенах СПб ГБУ «Региональный центр «Семья» любой «агрессор» мужского пола может научиться трансформировать свои агрессивные импульсы. Добровольцев, ожидаемо, пока немного.



Дата: 31/10/2013

О том, как не дать по физиономии ближнему своему, даже если кажется, что другого выхода нет, корреспондент «Нашей Версии на Неве» узнал на специализированном тренинге, посвящённом феномену мужского насилия в семье. Нетрадиционную по российским понятиям тему затронули петербургские психологи: вот уже более двух месяцев в стенах СПб ГБУ «Региональный центр «Семья» любой «агрессор» мужского пола может научиться трансформировать свои агрессивные импульсы. Добровольцев, ожидаемо, пока немного.

Убеждённый в начале своей карьеры пацифист Зигмунд Фрейд в конечном счёте пришел к выводу, что агрессия – черта любой человеческой натуры. Искоренить её нельзя – заключил отец психоанализа – можно лишь направить в русло, которое бы не находило выражение в форме войны.

Современные психологи уверены, что агрессивное поведение зачастую есть привычка-инструмент, с помощью которой тот же домашний тиран «контактирует» с домочадцами. Иными словами, общение посредством мордобоя или унижений домашних – это больше проблема жизненных ценностей, нежели состояния психики.

Кстати, в европейских странах специальная работа со склонными к маханию кулаками персонажами может стать реальной альтернативой тюремному сроку. К обязательному посещению психологической группы вместо решётки их может «приговорить» суд. Похоже, нечто подобное вскоре ожидает и Саудовскую Аравию. Там решили, что домашние разборки с физическими увечьями слабой половины человечества не всегда есть дела любовно-семейные и приняли закон «О домашнем насилии». Возможно, на страну двух главных мечетей подействовал пример соседей через Персидский залив: в этом году снимок-номинант World Press Photo заставил мир вздрогнуть при виде изуродованной иранской женщины и её дочери, облитых кислотой достопочтенным отцом семейства.

В России статус домашнего насилия пока не определён. Правда, определить его хотят уже лет пятнадцать как. Но есть нюансы.

С одной стороны статистика говорит, что у нас в стране каждые сорок минут от рукоприкладства погибает женщина. С другой стороны – духовные скрепы, Концепция семейной политики и традиционные ценности. Поэтому соответствующий законопроект уже несколько лет покоится в недрах Госдумы. А психологической работой и убежищем пострадавших занимаются в основном те самые НКО, которые нынешней весной прокуроры «кошмарили» на предмет экстремизма. Отделения помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации перегружены работой, а убежищ, где можно укрыться от агрессоров, мало. Поэтому, призвав на помощь западный опыт, российские психологи начали работать с самими насильниками. В основе их идеологии –

постулат о том, что изменить ситуацию с «радикальным домостроем» возможно только работая со всеми сторонами процесса. О том, как это происходит в реальности корреспондент «Нашей Версии на Неве» узнал, побывав на одном из таких занятий.

Тот, кто никого не любит

Вопреки ожиданиям, встретить закостенелых насильников на тренинге не удалось. Хотя ведь агрессия, по сути, многообразна.

«Её все выражают по-разному, – рассказала «Нашей Версии на Неве» методист Центра Марина Середа. – Вы думаете, что только дети подкладывают кнопки под стол своим недругам? Ничего подобного, это делают и взрослые. В семье проявление агрессия весьма разнообразно. Например, намеренное игнорирование человека или манипуляция чувством вины – тоже своего рода скрытая агрессия».

Рядом со мной сидят молодой немного нервный парень с пристальным взглядом, кучерявый самоуглубленный студент и представительный господин, работающий в сфере СМИ. Остальные участники тренинга не пришли, узнав, что будет журналист: возможно, опасались какой-нибудь гнусности в стиле НТВ. Хотя по-хорошему опасаться нужно было не им. Ведь мысль использовать физическое рукоприкладство пришла именно ко мне в ту самую минуту, когда прозвучал вопрос...

– Как реагировать на человека, который никого не уважает, ни с кем не считается? Он всех оскорбляет, унижает и считает, что только он имеет право на собственное мнение...

Это спросил парень с пристальным взглядом. Мы сидим напротив, и по его реакции видно, что вопрос не праздный.

– Павел (имя изменено – Ред), давай уточним? Ты хочешь поговорить о своей ситуации?

– Давай, – отвечает с готовностью Павел. – Мой родственник, мы живем с ним в одной квартире. Он хам, курит прямо на кухне. Ему плевать, что мы задыхаемся все... Что дочь рядом... С ним бесполезно говорить, к тому же он всё время нетрезв. Мне иногда хочется просто вырубить его. Разбираться по-мужски не получается, всё-таки это мы приехали к ним жить из другого города. Как не избегать конфликта, но заставить его не курить мирным способом?

«Надавать по башке», – подумалось сразу.

Оказалось, во вводной забыли указать одну существенную деталь: наш агрессор – мастер спорта по боксу. Лёгкого варианта решения проблемы не получилось. Пришлось идти вглубь...

Безопасный IQ

«В принципе из любой ситуации можно найти выход», – уже после занятия рассказывает «Нашей Версии на Неве» Лариса Гареева, директор АНО «Инлайтмент». Она проводит занятия с агрессорами совместно с психологами регионального центра:

«Иногда человек не видит каких-то иных путей выхода из ситуации кроме как привычных – накричать, оскорбить или ударить. Поиском этих путей мы и занимаемся здесь, в группе».

«А вам не страшно вызвать гнев у тех, которые не видят других путей?» – аккуратно интересуюсь.

«У нас пока не было таких случаев. Перед каждой группой проводится предварительное исследование личности участников на предмет разного рода химических зависимостей и психических расстройств. Одно из условий включения в программу – коэффициент интеллекта более 80».

Говорят, что консультирование агрессоров-обидчиков считается мужской прерогативой. Хотя в государственных центрах социального обслуживания работают в основном женщины, и не только в России.

Первоначально тренеры первую группу опробировали с коллегами. Когда два года назад они начали проводить первые тренинги при центре социальной помощи семье и детям Красногвардейского района, группа добровольцев набралась не сразу. Одним словом, пришлось обкатывать занятия на своих. Кстати, подобная настороженность к врачевателям человеческих душ – общемировая, а в России, ещё, скорее всего, фобическая.

У психологов свой взгляд на эту проблему. Во-первых, говорит Лариса, мужчины, совершающие насилие в семье, не осознают, что они нуждаются в помощи. Во-вторых, ещё очень мало специалистов в России, которые могут действительно помочь такому мужчине раскрыться и безоценочно начать разбирать его ситуацию. Поэтому пока добровольцев мало.

Выкурить из дома

– Павел, так что стоит за поведением твоего родственника... только желание курить? – возвращаемся мы на тренинг.

– Он хам, хочет показать, что ему на всех наплевать, что...

– Что он в доме хозяин?

– Точно...

– То есть сигареты – это просто такой способ «выкурить» вас из дома?

Павел соглашается. Ведь очевидно, что курение на кухне – вовсе не дань «антитабачному закону». Причина установлена. Мыслей по поводу решения проблемы по-прежнему нет.

«А может поговорить с ним о вреде курения, проявить беспокойство о его здоровье?» – кидает на мой взгляд нереалистичное предложение интеллигентный коллега из СМИ.

– Вы шутите?

– Нет, ничуть. Можно спросить у него, считает ли он нормальным вариант курения в месте общего пользования? – продолжает коллега.

Этот вариант уже лучше, но скорее всего, не сработает – родственник в доме хозяин.

Но толчок разрешению проблемы, кажется, дан. «Спросить, не против ли он, если мы откроем форточку и проветрим помещение?», «Постараться вытащить его из кухни, предложив вместе покурить на лестнице», «Поинтересоваться, почему раньше он не курил на кухне и что произошло теперь?» – накидываем мы варианты конструктивного диалога с боксёром...

Через неделю звоню узнать – «выкурил ли» хозяин дома своих родственников. Оказывается, квартирный вопрос разрешился переездом. В общем, проверить результаты мозгового штурма не удалось, но что-то подсказывает, что отношения между сторонами этого конфликта в скором времени заметно улучшатся.

Наша справка:

По данным исследования профессора Мичиганского университета Рэйчел Пиеротти, отношение к домашнему насилию меняется во всём мире, независимо от страны и вероисповедания. Оказалось, что самый высокий процент женщин, которые не приемлют домашнее насилие, проживает в Доминиканской Республике. Самый низкий –

в Эфиопии. Подобный расклад вполне объясним. Ведь, по мнению исследователя, основная причина отказа от агрессивного общения внутри семьи – доступ к так называемым глобальным «культурным сценариям», то есть эталонам жизнедеятельности, связанным с социальными условиями, ценностями и образованием. Возможно, именно поэтому самые худшие показатели пришлись на страны с низким доступом к образованию – Южную Азию и страны Африки, к югу от Сахары.

 

    Алла Серова, "Наша Версия на Неве", № 42 (300), от 28.10.-03.11.2013






© Карта сайта | Новости
Мы рассчитываем на вашу помощь, братцы.
Присылайте свои материалы, они войдут
в следующие выпуски этого сайта